25 June

Металлическая мама

ЛИДИЮ ВАСИЛЬЕВНУ КУЛИКОВУ в рок-сообществе называют «металлическоймамой». С конца 80-х годов она возится с молодого «металлической* порослью, устраивает концерты, находит для них репетиционные базы, помогает с аппаратурой, утрясает проблемы, которые возникают у юных музыкантов, а проблем — надо честно сказать — немало: и в шкапе, и дома. В помощи Лидия Васильевна не отказывает никому, ведь ее сын — тоже «металлист». Сейчас он — лидер популярной тяжелой группы «Железный Поток», но ведь чтобы взобраться на гору Олимп, ему пришлось преодолеть тернистый путь.
История эта началась в 1988 году, когда Дима Куликов прочитал в какой-то газете, что Московская рок-лаборатория устраивает Фестиваль Надежд для самых молодых команд. Дима сказал тогда маме: «Послушай, мама, в рок-лаборатории будет фестиваль, ты не могла бы договориться, чтобы нас туда взяли? Ведь ты же у нас член партии (а Лидия Васильевна действительно была секретарем парторганизации коллектива Хора им. Пятницкого), тебя там послушают». Лидия Васильевна позвонила в рок-лабораторию, а там говорят: «Прослушивание на Фестиваль состоится уже завтра, но приезжайте, мы вас как-нибудь всунем». Лидия Васильевна поспешила домой: «Завтра мы выступаем. Вы готовы?!» А молодежь что обычно отвечает? «Всегда готовы!»
И вот «Железный Поток» приехал на прослушивание. Перед ними как раз объявили перерыв и комиссия ушла совещаться. Музыкантам уже на сцену пора выходить, а жюри все нет. Музыканты заволновались, а Лидия Васильевна, почувствовав их растущую нервозность, скомандовала: «Начинайте!» И тогда Дима запел:
Как всемирный потоп, железный поток брызжет лавой стальной. Сжигает зависть, подлость и ложь...
Заслышав его сильный голос, в зал пришли и члены жюри...
Нужно было сыграть только две вещи, но Лидия Васильевна подошла к жюри и попросила разрешения исполнить еще одну песню. «Играйте!» — сказали ей. И «Железный Поток» исполнил четыре вещи. Уже после прослушивания Лидия Васильевна отвела в сторону одного из членов комиссии и спросила: «Скажите честно, стоит ли тратить на них свои последние деньги? Заниматься ими или не заниматься? Скажите правду!» Администратор рок-лаборатории Саша Агеев ответил: «Ребята у вас талантливые и музыка у вас хорошая».
А сын тоже подхватил: «Мам! Занимайся нами!»
Лидия Васильевна привела ребят во Дворец пионеров, где преподавала хореографию, и начали они репетировать. Она присутствовала на каждой репетиции и давала советы, если чувствовала, что где-то что-то не так. Лидия Васильевна стала настоящим продюсером этой группы: сын стихи напишет — прочтет ей, а она скажет, что и где надо исправить, барабанщику партию подправляет, ведь в Хоре им. Пятницкого она чечетку танцевала и в ритме кое-что понимает...
«Родители родителям, как говорится, рознь, — отвечает Лидия Васильевна на вопрос, почему она возится с рокерами. — Я же артистка! Я выступала в Хоре им. Пятницкого и за рубеж: начала ездить с 1961 года. В1976 году мы поехали на гастроли в Америку и там я увидела эти роковые группы. Все это я узнала раньше своего сына. Мне все это было интересно!»
Так Лидия Васильевна Куликова попала в рок-сообщество. Все заговорили: «Ой! Тетка занимается "металлом"!» А однажды позвонил Паук. «А я ж не знала, кто такой Паук, хотя он уже тогда был лидером нашего металла! — вспоминала Лидия Васильевна. —А ребята слушают: "Ой, мама, это ж Паук из "Коррозии"!" Спрашиваю его: "А как вас зовут-то?" — Отвечает: "Сергей, — и смеется. — А можете — Паук". И пошел: тра-ля-ля-ля-ля — он очень быстро говорит. Я его спрашиваю: "Ты помедленнее можешь говорить?" — "Могу". — "Ну так говори", — "Вы не могли бы и нам найти помещение для репетиций?"»
Тогда Лидия Васильевна пошла к директору Дворца тюнеров и сказана: «Я слышала, что наверху какие-то комнаты хотят сдать районному отделу народного образования. Вы только представьте себе: у вас РОНО на крыше! Да вас же заедят! Ни в коем случае! Да сдайте лучше музыкантам! Во-первых, это — престиж:, во-вторых —работа с молодежью, а в-третьих, они вам будут деньги платить». Вот так и отдали Пауку то помещение, где он начал делать свою Корпорацию тяжелого рока...
Позже Паук уговорил Лидию Васильевну стать организаторам фестивалей «Железный марш».
Самым удачным своим концертом она считает сейшн в «крыльях Советов», в котором участвовал «Kreator» — культовая группа немецкого хэви-метал. «Это я делала, — мечтательно говорит Лидия Васильевна. — Дамы все всегда сами делали: билеты распространяли, афиши расклеивали. Милиция нас тогда поймала! А я ж не могу им сказать, что я — Металлическая мама! "Вы видите, что я — бабушка?!Должна же я на жизнь как-то зарабатывать?!" — "Вы же взрослый человек, бабушка, — говорят они мне. — Как вам не стыдно! Вы клеите афиши на домах!" — "Да мы клеим только там, где было грязно, — говорю я им. — А где чисто, мы не клеим". — "Ну ладно, идите отсюда, чтоб мы вас не видели!" Мы спрятались, а сами молчим, что у нас в машине еще много афиш!»
Новая группа ее сына называется «Ночная Жара>>. Лидия Васильевна создала при ней нечто вроде родительского комитета. Мамы помогали устраивать концерты, договаривались о репетиционной базе, короче, помогали детям, как могли.
«Во многих ли группах родители принимают такое же участие в жизни детей или вы — исключение?» — спрашиваю у басиста «Ночной Жары» Володи Фрыгина. «Нет, конечно. Мы — исключение, ~ отвечает он. — Музыканты из других групп, с которыми мы общаемся, нам завидуют. Я играл в группе "Камера Обскура", и барабанщик Дима Бебенин часто мне говорил: "Ой, Володя, как я тебе завидую! А мои родители не понимают, чем мы занимаемся"».
«Тяжелый рок — довольно опасное место, здесь может случиться все, что угодно, — говорит Лидия Васильевна, — но если бы на концерты приходили женщины, матери, то тяжелый рок не был бы таким устрашающим. Ведь на попсу же ходят матери и отцы с детьми! Хотя там тоже... уходишь из зала, а на полу и бюстгальтеры валяются, и презервативы...
Мне порой ночью звонят музыканты (а я всем всегда давала свой телефон) и просят: "Поговорите с моей мамой, а то она рвет мои кассеты, выкидывает магнитофон, а я все равно буду слушать тяжелый рок!" С родителями я всегда разговариваю. "Да это же опасно!" — говорят они мне. Я же им отвечаю: "Главное, следите, чтобы дети не принимали наркотики, а музыку пусть слушают". И если бы больше родителей попыталось понять, что такое тяжелый рок, у нас не было бы наркомании, не было бы и пьянства на концертах!»

Комментарии


Нет комментариев. Вы можете быть первым!

Оставить комментарий